Асанов Даир

Даир Асанов родился в 1922 году в селе Баш-Каинды Ат-Башпнского района Нарынской области Кир­гизской ССР в семье крестьянина. Киргиз. Член КПСС. В девятнадцать лет был призван в Советскую Армию. Сержант. Наводчик.

Свой боевой путь начал на Сталинградском фрон­те, участвовал в боях на Донском и Юго-Западном фронтах. Его ратные подвиги были отмечены ордена­ми Отечественной войны I степени, Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги».

26 октября 1943 года за мужество и героизм, про­явленные в ожесточенных схватках с врагом под Харьковом, был удостоен звания Героя Советского Союза.

В 1945 году окончил Первое гвардейское дважды Краснознаменное и ордена Красной Звезды танковое училище имени В. И. Ленина. В 1956 году окончил Военно-политическую академию имени В. И. Ленина. На протяжении ряда лет был военным комиссаром Ленинского района города Фрунзе.

Ныне Герой Советского Союза полковник Д. Аса­нов на заслуженном отдыхе, живет в городе Фрунзе.

ОДИН ПРОТИВ ТАНКОВ

Мне хочется рассказать об отважном сыне киргизского народа, Герое Советского Союза, уроженце далекого Тянь-Шаня Дайре Асанове, умножившем славу советского оружия в годы Великой Отечественной войны.

В 1942 году после специальной подготовки Дайр Асанов прибыл в 81-й артиллерийский полк на Сталинградский фронт. С первых же боев молодой воин показал замечательную вы­учку, смелость и отвагу.

В ожесточенных январских, сражениях Дайр подбил танк, подавил пулеметную точку и уничтожил несколько автомашин с боепри­пасами, за что был награжден медалью «За боевые заслуги». Спустя некоторое время в боях за Сталинград Дайр Асанов был награж­ден орденом Красной Звезды. Ордена Отече­ственной войны I степени он удостоен за ге­ройский подвиг под Харьковом.

Весной 1943 года шли упорные бои на 1-м Украинском фронте. Утром 23 марта, в пере­рыве между боями, около села Пятницкое ору­дийный расчет сержанта-наводчика Дайра Асанова завтракал в окопе — хлебали из ко­телков горячий, ароматный суп. Вдали вид­нелся темный лес, перед ним — болотистая, по­росшая камышом низина. Покончив с завтра­ком, худощавый, с большими острыми глазами, над которыми словно крылья сокола были рас­простерты черные густые брови, Дайр поднял­ся, чтобы ополоснуть котелок. В это время прибежал разведчик и, задыхаясь, выпалил, что в двух километрах от них под прикрытием танков пробиваются через лес фашисты и с минуты на минуту будут здесь.

Весть была настолько неожиданной, что не­которые артиллеристы, продолжая хлебать суп, поинтересовались — не хватил ли разведчик с утра кружку трофейного рома. Но разведчик на этот счет был чист, как стеклышко, и про­должал утверждать, что видел танки собствен­ными глазами. Командир, мол, побежал в штаб доложить, ну, а он — скорей сюда…

Тут уж медлить было нельзя. Не дожидаясь приказа сверху, командир батареи распоря­дился:

— Сержант Асанов! Выдвинешь орудие вон туда, к тому стогу сена. Окопайся и замас­кируйся как следует. Ни шагу назад!

— Слушаюсь, товарищ командир. Есть — пи шагу назад! — бодро, с юношеским задором ответил Асанов.

Невдалеке от села, на раскисшем от весен­ней распутицы поле, стоял небольшой, пахну­щий гнилью стог сена. Орудие Асанов быстро замаскировал в нем. Вырыли окопчики для снарядов, щели для расчета, затаились.

В 11 часов утра гитлеровцы под прикры­тием танков двинулись в сторону огневой по­зиции орудийного расчета Асанова. Все громче и громче слышался рев моторов. Артилле­ристы застыли на своих местах. Наконец из леса в открытое поле выкатилось восемь тан­ков. Вслед за танками цепью шли гитлеровцы.

Сержант Асанов призвал орудийный расчет умереть, по не пропустить врага. Когда до го­ловного танка оставалось метров триста, он дал команду:

— Подкалиберным! По головному танку!..

Звонко щелкнул затвор, закрывая желтую гильзу со снарядом. Наводчик закрутил махо­вичком, приникнув к окуляру.

Вражеские танки приближались, не от­крывая огня. Когда головная машина подошла к рубежу, намеченному Даиром, он скоман­довал:

— Огонь!

Первый же снаряд попал в цель. Танк вздрогнул, завертелся волчком на месте, потом замер. Из щелей и люка повалил густой чер­ный дым. Но из-за горящего танка выползали другие и упорно шли вперед…

Пушка Асанова не умолкала. И хотя враг осыпал огневую точку градом снарядов и пуль, расчет дрался спокойно, хладнокровно. Дайр был опытным артиллеристом и хорошо знал психологию врага: стоит поразить танки первыми выстрелами — он не выдерживает и обращается в бегство. Так было и на этот раз.

После того, как была подбита третья маши­на, остальные быстро развернулись и пошли назад, оставив на болотистой низине за шатким мостом три едко чадящих танка. Орудие смолкло, солдаты смахивали с лиц крупные капли пота, но лоб вновь покрывался испа­риной…

Затишье длилось недолго. То, что после грозной тишины должна разразиться буря, Дайр знал, знали все бойцы его расчета. Они ждали врага. И тот пошел во вторую атаку.

Новую атаку гитлеровцы предприняли си­лами одиннадцати танков, сопровождаемых авиацией. Вражеские бомбардировщики пики­ровали на огневую позицию Асанова, танки вели непрерывный огонь. Вокруг все клокота­ло. бой принимал ожесточенный характер. Гитлеровцы очевидно считали, что здесь нахо­дится не одно орудие в наспех отрытых окоп­чиках, а по крайней мере целая батарея. С са­молетов. словно плоды с дерева, сыпались бомбы. Земля качалась и взлетала черными фонтанами. Воздух сотрясали молнии разры­вов, со свистом распарывали землю тысячи ос­колков.

Дайр и его боевые друзья не отступали. От взрывов в голове гудело, трудно было разо­браться в ежеминутно меняющейся обстанов­ке. Но командир неотрывно следил за полем боя и вел огонь, а расчет, не теряя ни секунды, выполнял его команды — доставал снаряды, заряжал, наводил орудие.

Расчет редел. Мужественные солдаты выбы­вали из строя один за другим, будто уносимые неведомой рукой. Сражаться становилось все труднее… И тем не менее удалось подбить еще две машины врага.

Озлобленное стойкостью советских бойцов фашистское командование послало наступаю­щим подкрепление — шесть бронемашин, на­битых автоматчиками.

Это было уже в третьем часу дня. С Даи­ром оставалось только двое’: Старовойтов и Ах­матов. Три человека, три солдата! Остальные убиты. Вот они лежат рядом, будто спят, но помочь больше не могут…

Наводил Дайр сам, те двое подносили сна­ряды. Орудие било точно. Бронемашины заго­рались одна за другой, словно сухие дрова в печи. Уцелевшие машины и автоматчики в за­мешательстве кинулись к опушке леса. Атака захлебнулась.

II вновь затишье было недолгим. На лугу забушевал ураган автоматного и пушечного ог­ня: фашисты под прикрытием танков пошли в третью атаку. На этот раз они лезли с осо­бым остервенением.

Положение между тем осложнялось. Дайр Асанов вскоре остался один… Но не дрогнул. Сам подносил снаряды, заряжал орудие, наво­дил и стрелял. Никогда еще он не испытывал такого нечеловеческого напряжения мускулов и нервов. Родная земля, как богатырскому ге­рою, придавала ему силы в этом неравном бою. Ненависть к врагу клокотала в его груди.

Все ближе и ближе атакующие — уже мож­но различить их лица — пунцово-красные от напряжения. Автоматы, вдавленные приклада­ми в животы, трясутся, стрекочут, хлещут длинными очередями.

— Пусть идут, — хрипло проговорил сам се­бе Асанов. — Если… если им непременно хо­чется умереть, — пусть лезут!

— Ага, на этот раз идут девять танков, — отметил он. — Ну что ж, пусть идут!

Все механизмы пушки работали безотказно. Меткими выстрелами Дайр остановил еще два танка, шедших прямо на него. Но тут случи­лось неожиданное и страшное: вражеский сна­ряд, пущенный из танка, угодил прямо в ору­дие Дайра. Земля будто раскололась, и он про­валился в эту зияющую пропасть…

Когда Дайр открыл глаза, первое, что он увидел, — это тлеющие резиновые скаты ору­дия. Солдат был завален землей. Он ничего не слышал: уши словно залиты свинцом. Несмотря на неимоверную боль и тяжесть, Дайр припод­нялся. Гитлеровцы, увидев, что орудие, разби­тое снарядом, дымится, видимо, решили, что расчет уничтожен. Теперь они шли спокойно, не стрекоча из автоматов. Вот они почти ря­дом — рукой подать. Неожиданно из кучи об­горевшего, исковерканного металла и изрытой земли в них полетели ручные гранаты. Цепь наступающих поредела. Уцелевшая часть сол­дат побежала назад — их гнал страх. Другие остались лежать на сырой, болотистой земле.

Враг, понесший большие потери, все же не хотел отступать. Вновь в атаку пошли автомат­чики, их было не менее двухсот. Но теперь па помощь Дайру подоспели советские воины. Враг был разбит. Дайр остался жив. Он стоял перед командиром и докладывал о стойком ге­роизме своих боевых друзей, павших на без­вестной поляне, но не уступивших врагу ни пяди родной земли. Дайр был весь в грязи, одежда висела лохмотьями, от пего пахло гарью и дымом. В этом побледневшем солдате трудно было узнать прежнего черноглазого, красивого джигита. Глаза потускнели, он еле держался на ногах. Командир дивизии расспро­сил, откуда родом, кто по национальности, за­писал все, потом тепло, по-отцовски добавил:

— Ты сдержал клятву, данную Родине! Мо­лодец, храбрый сын киргизского народа! Ты заслужил хороший отдых!

— Служу Советскому Союзу! — взволнован­но произнес Дайр.

Выяснилось, что расчет Дайра Асанова в тот день только в одном бою уничтожил восемь фа­шистских танков, шесть бронемашин и свыше сорока автоматчиков.

Указом Президиума Верховного Совета СССР Дайру Асанову было присвоено звание Героя Советского Союза.

А немного времени спустя, в том же 1943 году, воин-Герой был принят в ряды Ком­мунистической партии Советского Союза.

О славном подвиге сына киргизского народа вскоре узнала вся страна. С гордостью отзыва­лись трудящиеся Нарынской области о своем земляке, бывшем члене колхоза «Кызыл-Октябрь» Ат-Башинского района Дайре Асанове. В ответ на подвиг Героя колхозники области брали повышенные обязательства, самоотвер­женным трудом в тылу ковали победу над врагом.

В марте 1944 года в Киргизию на побывку приехал Дайр. Вместе с ним прибыл Герой Со­ветского Союза Ташмамат Джумабаев. Торже­ственно, ликованием встречали сельчане отваж­ных земляков. На митинге во Фрунзе, посвя­щенном встрече с прославленными воинами, с приветственным словом от имени фронтови­ков выступил Дайр Асанов:

— Вот уже три года Красная Армия ведет кровавую битву за свободу нашей Отчизны. Рука об руку с русскими, украинцами, белору­сами и казахами сражаются и киргизы. Где бы ни находились мы, всегда помним, что защи­щаем нашу любимую, непобедимую Родину, которая дала моему киргизскому народу право на свободу и счастье.

В том же году Дайр Асанов участвовал в Ясско-Кишиневской операции, потом осво­бождал от гитлеровских фашистов Румынию, Болгарию. Отечественную войну закончил 9 мая 1945 года в столице Чехословакии городе Праге.

В 1945 году прославленный воин закончил Первое гвардейское дважды Краснознаменное и ордена Красной Звезды танковое училище имени В. И. Ленина в звании гвардии младше­го лейтенанта.

В 1956 году Дайр Асанов завершает учебу в Военно-политической академии имени В. И. Ле­нина, потом в звании майора служит в рядах Советской Армии и принимает активное уча­стие в общественно-политической жизни.

Славный боевой и трудовой путь прошел Дайр Асанович. В настоящее время он — за­служенный ветеран войны и труда. Вырастил достойных имени отца сыновей, дочерей. Под­растают внуки.

Героический подвиг в борьбе с фашистскими захватчиками Героя Советского Союза, комму­ниста Дайра Асановича Асанова — яркий при­мер верного служения социалистической От­чизне.

С. САСЫКБАЕВ