Чортеков Анварбек

Анварбек Чортеков родился в 1920 году в селе Кара-Суу Ат-Башинского района Нарынской области Киргизской ССР в семье крестьянина. Киргиз. До при­зыва в армию работал в подсобном хозяйстве и на пло­доовощной опытной станции в городе Нарыне. В марте 1943 года был призван в Советскую Армию. Сержант, помощник командира стрелкового взвода. Воевал в составе Воронежского и 1-го Украинского фронтов.

В боях за Родину Анварбек Чортеков показал себя мужественным и отважным бойцом. Особый героизм и стойкость проявил во время форсирования реки Днепр и в боях за населенные пункты Григорьевка, Лохвицы.

10 января 1944 года за форсирование реки Днепр и образцовое выполнение боевых заданий на захва­ченном плацдарме Анварбеку Чортекову. присвоено звание Героя Советского Союза. В ходе дальнейших боевых операций был награжден орденом Красной Звезды.

В 1947 году отважный воин демобилизовался и вер­нулся в родной колхоз имени Калинина Ат-Башин­ского района Нарынской области, где и проживает по настоящее время.

ОТВАГА И МАСТЕРСТВО

Анварбека Чортекова я впервые увидел на школьном вечере, когда учился в шестом клас­се. Помню: зал был переполнен. Из-за спин рослых старшеклассников мы с восхищением взирали на «живого» Героя, грудь которого украшали многочисленные награды. Это был крупный человек с широкоскулым, светлым лицом. Твердо сидя на скрипучем стуле, он рассказывал о войне. Кто-то из учеников спро­сил:

— Агай, а война в действительности бывает такой, как в кино?

Анварбек-аке, не глядя на задавшего вопрос ученика, ощупал широкой ладонью свой лоб. и поглядел в окно.

— Нет, дети мои,— сказал он. — Откуда же ей быть как в кино. Война — это война. Да не доведется вам увидеть ее кроме как в кино!..

Дети мирного времени достаточно наслы­шаны о напастях войны, знают, какое зло она приносит людям. Но одно дело знать и совсем другое — испытать на себе. Такое никогда не забывается. Анвар-аке не стал рассказывать подробно об ужасах войны. Сдержанный тон, взятый с начала беседы, не был нарушен до ее конца. В зале стояла такая уважительная тишина, что слышны были даже вздохи сидя­щих. Никогда в детстве я не слушал такого волнующего рассказа, не получал столь силь­ного впечатления.

У каждого мальчика есть свой любимый ге­рой, отысканный им в увиденных фильмах или прочитанных книгах. После той встречи с Героем Советского Союза Анварбеком Чорте- ковым в моем воображении прочно запечатлел­ся его образ. И теперь, когда заходит речь о бесстрашных героях, идущих вперед под гра­дом пуль и ведущих за собой других, мне всег­да вспоминается мужественное лицо Анварбе- ка-аке. Какая сила толкала его на подвиг, где истоки той любви к Родине, которой была про­питана его плоть и кровь. И вообще, что такое героизм? Характер человека, его воспитание или просто случайность? Было бы наивным считать героизм случайностью. Хотя случай­ность тоже не возникает из ничего, у нее свои причины, начала, необходимость. И все же, ду­мается, что главную роль здесь играло природ­ное дарование человека, воспитание, его ха­рактер.

Анварбек Чортеков родился в 1920 году в селе Кара-Суу Ат-Башинского района. Родите­ли его были простыми крестьянами-животново­дами. С восьми лет пошел учиться в Терек-Суускую школу. По своим способностям не вы­делялся среди сверстников. Что бросалось в глаза — так это его большой рост и не по годам твердый характер. Закончил шесть классов, а значит и школу. Знаний, по правде говоря, было маловато. В этом отношении он мог бы позавидовать нынешним школьникам. Но дети 20—30-х годов сравнительно раньше приобща­лись к труду, вливаясь в самую гущу жизни. Так и Анварбек с шестилетним образованием отправился в большую жизнь. Никто из одно­сельчан не говорил о нем, что, мол, молод, зе­лен. Напротив, не скрывали восхищения: «Смо­три, каким молодцом стал сын Чортека, на­стоящий джигит. Да будет его век долгим!»

С четырнадцати лет Анварбек начал рабо­тать в подсобном хозяйстве. Работы хватало. Полив, покос, уход за скотом, словом, приходи­лось работать не покладая рук. Но оказалось, что можно успеть во всем и всюду. У Анварбека с малых лет был прекрасный характер—спокой­ный, жизнерадостный. И в аиле среди сверст­ников, и в подсобном хозяйстве, обремененный множеством забот, и позже на фронте никогда он не скисал, не тушевался перед трудностями и не торял бодрости духа и присущей ему жиз­нерадостности. Позднее, вернувшись с войны, он много раз говорил: «Делать пусть даже про­стую работу — это наслаждение. Совсем иное дело — война, будь она проклята! В мирное вре­мя хочется трудиться до седьмого пота. Разве бывает плохая работа?!»

Во время работы в подсобном хозяйстве Ан­варбек близко познакомился с жизнью красно­армейцев. Кто из юношей не мечтал научиться ходить строевым шагом, метко стрелять? Здесь Анварбек усвоил азбуку солдата. Как знать, может в его героической судьбе эти дни сыгра­ли определенную роль.

В год начала Великой Отечественной вой­ны Анварбека Чортекова, имевшего некоторый опыт в сельскохозяйственных делах, назначили агротехником плодоовощной опытной станции. По тем временам в горной области специаль­ность агротехника была редкой. В течение двух лет он прилагал все свои усилия и опыт, что­бы в суровых климатических условиях Тянь- Шаня выращивать высокие урожаи овощных культур.

В 1943 году Анварбек Чортеков был приз­ван в ряды Красной Армии и направлен в пол­ковую школу. По ее окончании в звании сер­жанта был назначен помощником командира взвода 1129-го стрелкового полка 337-й стрел­ковой дивизии.

Война испытывает характер человека, рас­крывает его внутренние возможности. Уже в самом участии в войне заключена доля героиз­ма. Но на фронте к этому понятию свое отно­шение. Только тот вправе именоваться героем, кто умеет сочетать в себе бесстрашие с высо­ким воинским мастерством.

Не сразу Анварбек привык к фронтовой жизни, обрел уверенность. Были случаи, когда от испуга хватался за голову, уши затыкал. Кто же не испугается, если вокруг все грохо­чет и ходит ходуном. И каждый миг твоей жиз­ни может быть последним. Но нет на свете ничего такого, к чему бы человек не привыкал.

В боях за освобождение Сумской области от фашистских захватчиков Анварбек отличил­ся в первый раз. В районе Костелева командир взвода вышел из строя, и командование взял на себя Анварбек Чортеков. Предстояло отра­зить танковую атаку противника и перейти в контрнаступление. Приказ был выполнен. На поле сражения остались дымящиеся вражеские танки, и началось преследование фашистов. Бойцы взвода во главе с сержантом Чортековым первыми переправились через реки Псел и Хорол, показав пример отваги. Затем штур­мом брали город Лубны. Во время передышки провели проверку. Нескольких бойцов не до­считались. Такие минуты — самые печальные во фронтовой жизни. Сознание того, что чело­века, с которым ты только что ел из одного котелка, мечтал о мирном будущем, нет на­всегда, жгучей болью проходит через все твое существо.

Героизм рождается из цепи подвигов. Чис­ло подвигов Анварбека росло. На груди его появился орден Красной Звезды. Недалек был тот день, когда ему предстояло совершить свой главный подвиг.

На войне, да и вообще в военном деле, на командира возлагается особая ответственность. Он должен не только сам уметь воевать, но и обладать способностью вести за собой других, учить их военному мастерству. Чортеков был хорошим командиром. Вел за собой бойцов не только словом, приказом, но и своим личным примером.

В сентябре 1943 года 1129-й стрелковый полк был переориентирован в направлении го­рода Переяслав-Хмельницкий и сосредоточился у села Козинцы, на левом берегу Днепра. Пе­реправа через Днепр намечалась в районе села Зарубежцы, куда подразделения полка подошли в ночное время и тщательно замаскировались. У местного населения достали три лодки. На берегу реки в зарослях весь день кипела ра­бота. Соорудили мостики для спуска с крутых берегов на воду и спрятали их в кустах, под­ходы отметили белыми вешками, чтобы хорошо были видны ночью.

Под вечер командир батальона майор Ло- синцев, проверяя готовность к переправе, об­ратился к Чортекову, как бы советуясь с ним:

— Как ты думаешь, сержант, сколько бой­цов можно переправить за один раз?

Немного подумав, Анварбек ответил, что на трех лодках можно переправить не более 12 бойцов с вооружением.

— Ты, думаю, хорошо представляешь всю ответственность задания, — в сдержанном тоне комбата чувствовались и нотки приказа, и просьба. — Первым на западный берег пове­дешь бойцов ты. Выбери десяток самых хра­брых. Переправу начнем перед рассветом. Лод­ки пришли назад. Закрепитесь на берегу, го­товьте плацдарм для батальона.

Объясняя задание, комбат поглядывал на Чортекова. Лицо сержанта как всегда внушало доверие, в нем не проявлялось ни малейшего беспокойства. «Молодец, — подумал комбат,  — умеет владеть собой. С такими многое по пле­чу.»

Перед рассветом десантная группа Чортеко­ва, спустив лодки на воду, начала грузить бое­припасы. Все было сделано быстро и бесшум­но. Бойцы устроились в лодках и налегли на весла. Помог туман. Незаметно достигнув про­тивоположного берега, отослали лодки назад и стали окапываться.

Некоторое время спустя гитлеровцы заме­тили десантников и открыли огонь. Несколько атак фашистов были отражены. Пока шла эта жестокая схватка, батальон переправился че­рез Днепр.

Так было выполнено ответственное задание. Затем сержант Чортеков принял взвод и по­вел его в наступление на высоту, с которой враг обстреливал подходы к селу Григорьевка. Десантники скрытно подползли к подножию высоты. Ждали приказа командира. Чортеков вскочил и с криком: «За мной!» кинулся в ата­ку. Бойцы, воодушевленные примером коман­дира, устремились за ним. Высота была взята. Но затем несколько часов кряду взвод отра­жал атаки гитлеровцев. Когда подоспела по­мощь, на высоте сражались только двое: сер­жант Чортеков и автоматчик Антон Васильев.

Началось преследование противника. Отку­да только у Чортекова взялись силы и энер­гия! Кто знает. Только и теперь Чортеков ув­лек за собой большую группу бойцов. Сержант уничтожил пулеметную точку врага, вышел на дорогу, ведущую к Григорьевке. Навстречу выскочили три гитлеровца. Двух он уложил ав­томатной очередью и бросился за пытавшимся скрыться офицером, выбил из его рук писто­лет и повалил на землю. Подоспевший капи­тан Шаповалов помог взять его в плен. Пле­ненный офицер сообщил впоследствии ряд цен­ных сведений.

После Григорьевки жаркий бой шел за на­селенный пункт Охвицы. Пять раз село пере­ходило из рук в руки. Пять раз сержант Чор­теков шел первым в атаки. В последней его тяжело ранило.

Находясь в госпитале в Перми, Анварбек Чортеков получил радостную весть: за форси­рование Днепра и образцовое выполнение бое­вых заданий командования Указом Президиу­ма Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года ему присвоено звание Героя Совет­ского Союза.

После длительного лечения Чортеков был направлен в танковую школу. Окончив ее в звании младшего лейтенанта, продолжал служ­бу в Советской Армии. В 1947 году демобили­зовался и вернулся в родные места.

Герой Советского Союза Анварбек Чортеков сейчас живет и работает в колхозе имени Ка­линина Ат-Башинского района. Да, именно ра­ботает, несмотря на возраст и ранения. Еще затемно поднимается и отправляется на водо­раздел. Распределяет воду по колхозным по­лям. Бодр и жизнерадостен, как и прежде. И стар, и млад уважают Анварбека и гордятся его подвигами.

С.   ЖУМАГУЛОВ