Кривощеков Алексей Александрович

Алексей Александрович Кривощеков родился в 1907 году в городе Новосибирске. Русский. Член КПСС. В 1936 году приехал в Киргизию на строитель­ство рудника Ак-Тюз, где работал прорабом. В Со­ветскую Армию призван в 1924 году. Младший лей­тенант. Командир взвода инженерно-минной роты.

В Великой Отечественной войне принимал участие в составе Степного п 2-го Украинского фронтов. Бое­вое мастерство и отвагу проявил в боях на Орловско- Курской дуге и при форсировании Днепра. Взвод, которым командовал А. А. Кривощеков, снял и обез­вредил 2315 вражеских мин, соорудил десятки пере­прав через водные преграды. За мужество и отвагу был награжден двумя орденами Красной Звезды, ор­деном Красного Знамени.

20    декабря 1943 года за образцовое выполнение боевого задания по наведению переправы через Днепр, за мужество и храбрость, проявленные при этом, удос­тоен высокого звания Героя Советского Союза.

21    февраля 1945 года в одном из боев пал смертью храбрых. Похоронен на венгерской земле.

ДОРОГА В БЕССМЕРТИЕ

Выходить к дороге решили по балке, неглу­бокой, но заросшей травой, а местами и мел­ким кустарником. Для степной белгородчины, где сейчас шли бои, и это было находкой. Взвод Алексея Кривощекова, как впрочем и вся их инженерно-минная рота, шел впереди наступающих частей, прокладывая путь через минные поля, заминированные дороги, мосты. И вот теперь получено задание обезвредить мины на одном из участков наступления и в первую очередь проверить дороги, по кото­рым предполагалось движение войск Степного фронта, севернее Белгорода. Кривощеков ползком пробирался впереди остальных сапе­ров. Вместе с ним — два разведчика, которые обследовали подступ к дороге еще днем и вот теперь были как бы проводниками.

Ночь была теплая, даже душноватая, звезд­ная. Обычная августовская ночь для этих краев. Через каждые пятнадцать минут вспы­хивали где-то впереди саперов ракеты, вспары­вая ночное покрывало и проявляя как фотобу­магу часть балки. То и дело приходилось вжи­маться в разнотравье, выжженное летней жарой и потому еле скрывающее человеческие фигуры.

«А этим и война нипочем, — подумалось Алексею Кривощекову о трещавших в балке кузнечиках,— вон как «отстреливают». Раз­думья прервали разведчики: наткнулись на за­граждения из проволоки. Кривощеков дал ко­манду, и два бойца поползли вперед, чтобы обеспечить проход к дороге. Сержант их напут­ствовал: «Ребята, только глядите осторожнее, фашист на хитрости горазд». Бои за Белгород шли на главном направлении обороны врага, где гитлеровцы заминировали большую часть территории. И вся рота, где служил Кривоще­ков, из 19-й механизированной бригады пол­ковника Ершова, проделывала проходы в мин­ных полях и инженерных заграждениях вражеских войск. Работа кропотливая, напря­женная, требующая немалых сил, сноровки, крепких нервов. За год фронтовых боев Криво­щекову приходилось немало выходить в подоб­ные ночные вылазки. Сооружал переправы, взрывал их, минировал дороги, дома, размини­ровал их. Вот и сегодняшнее задание: прове­рить и, если надо, разминировать дорожное полотно.

В темноте послышалось: «Товарищ млад­ший лейтенант, сюда». Он подполз к саперам. Обнаружил мину. Вместе стали тихонько очи­щать ее от земли. Высохшая от зноя, та прямо просачивалась сквозь пальцы. Он остановил знаком солдата и сам стал извлекать взрыва­тель. «Осторожнее, осторожнее, Алеша», — словно контролируя себя, шептал Кривощеков. Пальцами коснулся днища. После теплой рас­сыпающейся земли металлический холодок будто кольнул солдата. «Так и есть, второй взрыватель гады поставили, значит, рядом еще мина. Где-то должен быть проводок». Он по­тянулся ладонью, пробуя темноту. Вспыхнула ракета, и Кривощеков отдернул руку. Успел заметить тоненькую проволочку, тянувшуюся в траве. Передохнув, вновь принялся за рабо­ту. Где-то рядом молча и сосредоточенно рабо­тали его товарищи…

На рассвете, вернувшись в расположение части, Кривощеков доложил, что взвод задание выполнил: дорога свободна от мин. На следую­щий день 4 августа 1943 года войска Воронеж­ского и Степного фронтов на всем протяжении перешли в наступление. А утром пятого авгус­та советские войска ворвались в Белгород. Ве­чером того же дня Москва салютовала славным освободителям Орла и Белгорода.

После тяжелых боев солдат обычно ду­мает, что теперь-то уже впереди будет полегче. Но впереди у Кривощекова был Днепр. В кон­це сентября 1943 года их часть находилась на подступах к величавому, воспетому в песнях красавцу Днепру. В районе Кременчуга взво­ду Кривощекова было приказано навести в са­мые короткие сроки переправу. Для выполне­ния приказа тотчас была снаряжена разведка, в боевую задачу которой входил поиск места для наведения переправы, а также подручных средств и материалов, из которых ее можно было соорудить.

Разведчики вышли в ночь. Путь предстоял неблизкий, до водной днепровской глади поч­ти сто километров, да и впрямую не пройти, плацдарм буквально напичкан вражескими частями. Где-то к рассвету, когда первые зар­ницы заалели над горизонтом, потянуло прох­ладой. «Вода близко!» —передали по цепочке. Так оно и оказалось: совершив восьмидесяти­километровый марш, инженерная разведка достигла Днепра.

Рассредоточившись, разведчики стали наб­людать за действиями противника. «Трудно будет ступить на тот берег, — думал Кривоще­ков, — вон как фашисты за плацдарм цепля­ются». Взгляд различал окопы, опоясанные не­сколькими рядами проволочных заграждений.

Его позвали, вернулись разведчики, что ухо­дили ночью к берегу. Сержант Кириченко до­ложил, что наблюдая за небольшими островка­ми на реке, заметил, что фашисты рубят там кустарник. Для чего? Было решено затаиться и ждать темноты, а потом выслать разведку на острова. Нашли лодку, и несколько человек были отряжены для проверки. Саперы верну­лись радостные. Оказывается, гитлеровцы со­средоточили на островах тяжелые паромы и лод­ки, вот и маскировали их нарубленными вет­ками.

Обо всем разведчики доложили командова­нию бригады, было принято решение использо­вать вражеские плавсредства для наведения переправы.

Взвод Кривощекова, несмотря на сильный артиллерийский, минометный огонь противни- пика, наращивал переправу. В ход шли бре­зент, палатки, кустарник, стволы деревьев. Ра­боту саперов не останавливали даже налеты вражеских самолетов. Сам командир взвода ни на минуту не покидал переправу. Рискуя жизнью, под огнем противника, он проявлял расчетливость и хладнокровие в самой слож­ной ситуации. Бойцы верили младшему лейтенанту, точно выполняли все его приказы. Кри­вощеков находился у переправы до тех пор, пока весь личный состав бригады не был пе­реправлен на противоположный берег. Днепр был успешно форсирован, и фашистам не уда­лось задержать продвижение наших войск на этом рубеже.

Приказом от 20 декабря 1943 года за образ­цовое выполнение боевого задания командова­ния по наведению переправы через Днепр, за мужество и храбрость, проявленные при этом, Алексей Александрович Кривощеков был удос­тоен звания Героя Советского Союза.

Военные дороги звали дальше, и саперы Кривощекова шли вперед, расчищая путь на­шим боевым частям. 2315 снятых и обезвре­женных мин числится на их боевом! счету.

Настал победный сорок пятый год. Война шла к завершению. Зимой сорок пятого часть, в которой воевал Герой Советского Союза Кри­вощеков, участвовала в боевых операциях по форсированию Днестра в Румынии, а затем са­перы наводили переправы и прокладывали путь танкам и пехоте на венгерской земле.

21 февраля 1945 года в одном из боев, при окружении венгерской группировки противни­ка, Алексей Кривощеков пал смертью храбрых.

Старожилы Ак-Тюза помнят грамотного, энергичного, хозяйственного прораба Алексея Кривощекова, при непосредственном участии которого были возведены обогатительная фаб­рика, дизельная электростанция, жилые дома для рабочих. Имя Героя носит теперь одна из улиц рабочего поселка киргизских металлургов. Память о воине, до конца исполнившем свой сыновний долг, не щадившего жизни для дос­тижения Победы — жива и нетленна. Она — в трудовых делах тех, кто живет и работает на земле, защищенной от захватчиков Алексеем Кривощековым, кто ходит по улице, носящей его имя. И этой эстафете памяти не прервать­ся, не растаять в веках.

А. ШЕПЕЛЕНКО