Мазков Евдоким Константинович

Евдоким Константинович Мазков родился в 1922 году на станции Мартук Актюбинской области. С 1932 года проживал в городе Джалал-Абаде Киргизской ССР. Русский. Член КПСС. С июня 1941 года в Со­ветской Армии. По спецнабору был зачислен курсан­том в Чкаловское военное авиационное училище. Ка­питан. Летчик-штурмовик. Командир звена.

В Великой Отечественной войне принимал участие с апреля 1943 года в боях на Юго-Западном и 3-м Украинском фронтах. За время пребывания на Юго- Западном фронте совершил 85 успешных боевых вы­летов.

За успешные штурмовые удары по врагу при ос­вобождении юга Украины в 1943 году был награж­ден двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I степени и Красной Звезды.

2 июля 1944 года за образцовое выполнение бое­вых заданий командования в борьбе с немецко-фа­шистскими захватчиками, за проявленные отвагу и героизм был удостоен звания Героя Советского Союза.

Свой боевой путь Е. К. Мазков закончил в При­балтике. В последние годы жил в городе Джалал-Абаде. Умер в 1980 году.

ЦЕНА КАЖДОГО БОЯ — ЖИЗНЬ

У входа в здание средней школы № 1 г. Джалал-Абада установлена мемориальная доска. Золотом горят слова: «В этой школе учились Герои Советского Союза Михаил Ни­колаевич Бабкин и Евдоким Константинович Мазков». Школа гордится своими питомцами. А было время, когда учителя не знали, как совладать с одним из них.

10 лет было Евдокиму, когда его родители переехали из Казахстана в Киргизию, в Джа­лал-Абад. Очень скоро он стал довольно за­метной и известной фигурой в школе. Если возникала мальчишеская потасовка, было вы­бито окно в классе или срывался урок, в каби­нет директора либо в учительскую вели Мазкова. Педагоги почти безошибочно определя­ли — без него здесь не обошлось.

Храбрости мальчишке было не занимать. И в честном кулачном поединке перед ним бывало пасовали подростки и постарше: таким неукротимым был его яростный пыл.

Еще в детстве увидел Евдоким, как низко над полем пролетел самолет. С тех пор, заслы­шав знакомый рокот, он непременно поднимал голову к небу и долго смотрел вслед уходяще­му самолету, пока тот не скрывался за гори­зонтом. В те далекие босоногие годы и зароди­лась у него мечта стать летчиком.

Окончив 8 классов, Мазков уехал во Фрун­зе и поступил в аэроклуб. По меркам тридца­тых годов занятия проходили далеко за горо­дом. Порой, не надеясь на попутный тран­спорт, пешком добирался подросток до летного поля, где поблескивали серебристые машины.

И в аэроклубе Евдоким как-то выделялся среди сверстников. Но уже не лихими выход­ками, а серьезным отношением к учебе, упор­ством в постижении секретов летного дела. Никакой работы не чурался он, лишь бы по­дольше побыть в аэроклубе, поближе к са­молетам. И когда началась война, место Евдо­кима Мазкова в военном строю было уже предопределено. В первые же дни войны его направили в Чкаловское военное авиационное училище.

Чему в мирное время 18—19-летние юноши учились 4 года, их сверстники военной поры постигали менее чем за полгода. В ноябре 1942 года Мазкову было присвоено воинское звание сержант и выдано свидетельство на право летать пилотом на бронированном штур­мовике «ИЛ-2».

«Летающим танком» уважительно и гордо прозвали этот самолет авиаторы. Он не имел равных себе в мире среди подобного класса машин и сразу же заставил противника особо опасаться его.

С первых дней фронтовой жизни попал мо­лодой пилот в самое пекло войны. В составе 237-го штурмового авиаполка он воевал на Юго-Западном фронте, который в те ноябрь­ские дни 1942 года совместно с войсками Дон­ского фронта участвовал в операции по раз­грому фашистских войск фельдмаршала Пау­люса в Сталинградском котле.

И вот первый боевой вылет. Цель шестерки «илов», в которую входил и самолет Мазкова, разбомбить позиции вражеской артиллерии. Как новичка Евдокима поставили в середину группы, чтобы более опытные летчики опека­ли и контролировали «соколенка» и спереди, и сзади.

Умело действуя, 20-летний сержант обстре­лял цели снарядами, накрыл бомбами. Первый боевой вылет прошел без сучка без задоринки. И потянулись нескончаемой вереницей фрон­товые будни. Каждый вылет — это ощутимые удары по врагу, его батареям, скоплениям жи­вой силы и техники, коммуникациям и скла­дам, аэродромам. Так что в трехдневном трау­ре, объявленном бесноватым, фюрером по всей Германии по поводу сокрушительного пораже­ния в Сталинграде, есть заслуга и бывшего воспитанника Фрунзенского аэроклуба Евдоки­ма Мазкова.

С каждым вылетом совершенствовалось мастерство молодого летчика, приобретало ос­троту его тактическое мышление.

Вместе с числом боевых вылетов рос спи­сок уничтоженных Мазковым вражеских тан­ков, автомашин с военными грузами, орудий полевой и зенитной артиллерии, складов с бое­припасами и горючим, самолетов, так и не успевших взлететь с аэродромов, гитлеровских солдат и офицеров.

Автору этих строк довелось жить по сосед­ству с Евдокимом Константиновичем Мазко­вым, неоднократно беседовать с ним. Вспоми­наются размышления бывшего военного летчи­ка о том, какое это нелегкое место работы — небо войны.

— Казалось бы, каждый боевой вылет — это каких-нибудь полтора-два часа работы,— рассказывал пилот. — А непосредственное вы­полнение задания — обстрел врага, бомбежка его позиций — вообще дело считанных минут. Но нервное и физическое напряжение в эти минуты такое, что некоторые наши ребята, вер­нувшись на свой аэродром, не могли без посто­ронней помощи вылезти из кабины самолета.

Бывало, что у молодого летчика за не­сколько минут боя появлялась седина в во­лосах.

В мае 1943 года за успешное и образцовое выполнение боевого задания Мазкову было присвоено звание младшего лейтенанта, а ме­сяц спустя, за участие в Сталинградской битве и проявленные при этом мужество и самоот­верженность его награждают орденом Крас­ной Звезды.

После Сталинградской операции Евдоким со своими товарищами участвовал в освобожде­нии Белгорода, сражался за расширение плац­дарма на правом берегу Днепра. Не было в летной практике киргизстанца случая, чтобы он вернулся в полк, не выполнив боевого зада­ния. Всегда и везде Евдоким искал боя, а не бежал от него. Таков уж был у пилота харак­тер. И в бою он нередко побеждал благодаря неукротимой отваге, забывая подчас, что цена каждого боя — жизнь.

В октябре Мазков получил важное, сопря­женное с немалым риском для жизни задание. Требовалось сфотографировать оборонитель­ные позиции гитлеровцев у нескольких желез­нодорожных мостов через Днепр в районе За­порожья.

Известно, как усиленно охраняли фашисты эти важные в стратегическом отношении объекты от нападения как с воды и суши, так и с воздуха.

— Ну, младший лейтенант, выполнишь за­дание, готовь в гимнастерке дырочку для третьего ордена,— не то в шутку, не то всерьез напутствовал перед полетом Евдокима, пред­ставленного к тому времени за бои при осво­бождении Белгорода к награждению орденом Отечественной войны I степени, командир эс­кадрильи.

И без того сложное задание серьезно за­труднялось тем, что выполнять его нужно было в ясную солнечную погоду, когда четко просматриваются все объекты и можно вести воздушную фотосъемку. Но ведь в такую по­году и вражеские зенитчики находятся в по­вышенной боевой готовности, и сам штурмовик становится довольно удобной мишенью для неприятельских зениток.

Уже на подступах к первому мосту «ИЛ-2» был встречен массированным огнем. Небо во­круг самолета покрылось вспышками от раз­рывов зенитных снарядов, прошилось пунк­тирами трассирующих пуль. И все же бес­страшный летчик сумел найти брешь в этом огненном смерче, прорвался к объекту и лов­ко маневрируя, заснял его. Мастерство и вы­держка, хладнокровие и отвага сослужили пи­лоту добрую службу и при выполнении ос­тальной части задания.

С пробоинами на плоскостях и фюзеляже штурмовик все же вернулся на свою базу. За этот подвиг Евдоким Мазков был награжден орденом Красного Знамени.

Примерно в это же время ему было при­своено очередное воинское звание — лейтенан­та, и он был назначен командиром звена. Те­перь уже Евдокиму приходилось отвечать и за действия подчиненных, брать на себя основ­ную долю ответственности за выполнение бое­вых заданий.

В начале 1944 года отважного пилота при­нимают в ряды ленинской партии. В те суро­вые годы считалось особо почетным и ответ­ственным делом идти в бой коммунистом. Не было, наверное, в Красной Армии бойца, кото­рый не мечтал о такой высокой чести. Хотя на фронте принадлежность к Коммунистиче­ской партии большевиков давала лишь одно право — первым подниматься в атаку, впереди всех идти в минуты смертельной опасности.

Пользуясь этим правом, еще неустрашимее рвался в бой Евдоким, еще сокрушительнее наносил он бомбовые и пушечные удары по врагу, еще беспощаднее был его пулеметный огонь. В боях за освобождение Украины от фашистской нечисти звено Мазкова ежедневно совершало в день по несколько боевых выле­тов. Менее чем за месяц на счету звена их набралось 175. За это время только по под­твержденным экипажами других самолетов данным Мазков и его товарищи уничтожили 17 танков, 7 самолетов на вражеских аэродро­мах, два эшелона с боеприпасами и военной тех­никой, 9 батарей полевой артиллерии, 7 зенит­ных орудий, 5 складов с боеприпасами и горю­чим, 235 автомашин с военными грузами, не­сколько сот вражеских солдат и офицеров.

Вскоре после освобождения Никополя и Кривого Рога 237-й штурмовой авиаполк был передан 62-й армии Василия Ивановича Чуй­кова, переименованной за участие в Сталин­градской операции в 8-ю гвардейскую армию.

В ходе боев за освобождение юга Украины Мазков был награжден вторым орденом Крас­ного Знамени, ему было присвоено звание старшего лейтенанта. А непродолжительное время спустя 237-й авиаполк торжественно от­мечал большое и радостное событие: Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 июля 1944 года большая группа летчиков, стрелков, авиатехников была награждена ор­денами и медалями, а майору Данильченко, капитану Быкову и старшему лейтенанту Мазкову было присвоено звание Героя Советского Союза. На торжественном митинге по этому случаю Герои-летчики поклялись оправдать высокое звание, делом ответить на награды Родины, приумножить счет сокрушительных ударов по врагу.

После вручения Мазкову «Золотой Звезды» Героя и ордена Ленина, ему предоставили краткосрочный отпуск с поездкой на родину. Радостно встречали джалалабадцы земляка- Героя. Его приглашали на заводы, фабрики, в близлежащие колхозы. И Евдоким никогда не отказывал. Охотно встречался с рабочими, кол­хозниками, служащими, ибо видел, как нужно им живое слово фронтовика, непосредственно­го свидетеля и участника беспримерной борь­бы с фашистскими захватчиками, как вооду­шевляют их на новые трудовые свершения его рассказы о стойкости и отваге советских бой­цов, разгроме врага, стремительном наступле­нии Красной Армии на всех фронтах.

В ходе этих встреч Герой призывал земля­ков трудиться еще ударнее и самоотверженнее в тылу и в свою очередь обещал бить врага еще крепче, чтобы скорее изгнать фашистского зверя с нашей земли, закончить войну в его логове.

По возвращении на фронт, помня слово, данное землякам, Евдоким продолжал уверен­но наращивать счет боевым вылетам.

В конце июля 1944 года полк перебазиро­вался на 3-й Прибалтийский фронт, где раз­вернулись ожесточенные бои за города Псков, Холм, Остров. Враг создал здесь мощный обо­ронительный заслон. Однако наша пехота, энергично поддерживаемая артиллерией и авиацией, успешно преодолела этот оборони­тельный рубеж. Атакующий вал неудержимой лавиной покатился к Риге. За успешное веде­ние боевых операций в составе 3-го Прибал­тийского фронта 22-летнему пилоту из Кир­гизии было присвоено звание капитана.

В один из осенних дней на исходе октября 1944 года после успешного штурмового удара самолет Мазкова возвращался на базу. Вдруг из-за облаков вынырнула группа «мессер­шмиттов». Как стервятники набросились фа­шистские истребители на штурмовик. В нерав­ном бою самолет Мазкова был прошит пуле­метной очередью. Евдоким был тяжело ранен: вражеская пуля, попав в голову, снесла часть лобной кости.

В полусознательном состоянии, огромным усилием воли, практически вслепую из-за кро­ви, заливавшей лицо, Мазков дотянул самолет до земли и посадил его.

Врачам удалось спасти жизнь Героя, но дорога в небо для военного летчика была за­крыта навсегда.

После долгих месяцев лечения в госпитале Евдоким Мазков вернулся в Джалал-Абад. Персональный пенсионер союзного значения, оп вел общественную работу в городском ко­митете ДОСААФ.

Рана, полученная в бою, сказалась через три с лишним десятилетия. Не дожив до 60 лет, Герой Советского Союза Евдоким Кон­стантинович Мазков умер в городе Джалал- Абаде. В парке им. ВЛКСМ, у памятника джалалабадцам, павшим на фронтах Великой Отечественной войны, у Вечного огня жители города отдали последние почести Герою-зем­ляку.

В. ТИМИРБАЕВ