Немцев Иван Спиридонович

Иван Спиридонович Немцев родился в 1924 году в селе Быстровка Кеминского района Киргизской ССР в семье рабочего-каменщика. Воспитывался в детдоме. Русский. Член КПСС. До войны работал рабочим меха­нических мастерских рудника Ак-Тюз. В Советской Армии с марта 1942 года. Сержант. Командир пулемет­ного отделения.

В Великой Отечественной войне принимал участие в составе Степного фронта. Боевая слава пришла ле­том 1943 года в наступательных боях под Белгородом.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1943 года за мужество и стойкость был удос­тоен звания Героя Советского Союза.

Большой и славный путь прошел Иван Спиридоно­вич. Он участвовал в боях за освобождение Полтавы и Кременчуга, форсировал Днепр, Южный Буг, Днестр и Прут, стал офицером.

После Победы остался на службе в Советской Ар­мии, а затем в звании подполковника демобилизовался и вернулся в родные места, продолжал трудиться.

Ныне живет в городе Фрунзе, работает на камволь­но-суконном комбинате начальником транспортного от­дела.

ЧЕЛОВЕК ИЗ ЛЕГЕНДЫ

О Иване Немцеве в частях Степного фронта ходили легенды. Рассказывали солдаты, что есть-де в 53-й армии такой пулеметчик, кото­рый, словно сказочный богатырь, нещадно ко­сит фашистов.

Легенды легендами, но все это в общем-то соответствовало истине. Иван Спиридонович Немцев и в самом деле был человеком знамени­тым, являлся гордостью 116-й Краснознаменной ордена Кутузова Харьковской стрелковой диви­зии. Тут, пожалуй, стоит напомнить одно любо­пытное обстоятельство: после тех знаменитых боев под Белгородом попал Немцев в госпиталь, а затем был направлен в другую дивизию, той же армии. И вот однажды прямо к походной кухне, где раздавали обед, подъехал офицер из родной дивизии и, увидев Ивана Немцева, за­брал его с собой. Оказывается, таким был при­каз комдива Макарова—разыскать прославлен­ного пулеметчика и вернуть в свой, 548-й полк.

Понимал генерал, что в тяжелых сражениях надо воспитывать молодых бойцов на замеча­тельных боевых традициях части. А что может быть лучше и нагляднее живого примера муже­ства и отваги? Ведь это о таких людях, как Иван Немцев, говорили: «Чудо-богатыри».

Сжат до предела научно-популярный очерк «Великая Отечественная война», подготовлен­ный Институтом военной истории Министер­ства обороны СССР и выпущенный в 1973 году. Только основные события, только имена самых замечательных воинов. Но в этом однотомнике, на странице, посвященной победному финалу Курской битвы, в ряду других известных сы­нов нашей Отчизны мы видим и фамилию И. С. Немцева.

Пожалуй, с этого, самого яркого эпизода в биографии Героя, и стоит начать рассказ о нем.

Летом 1943 года 116-я стрелковая дивизия занимала оборонительный рубеж севернее Бел­города. И наши войска, и вражеские готови­лись к решительному сражению, которое долж­но было стать поворотным событием второй мировой войны. 5 июля началась историческая Курская битва, завязались жестокие бои.

Активно обороняясь, наши войска выдержа­ли мощный удар отборных гитлеровских диви­зий и начали готовить контрнаступление. В ночь на 3 августа подразделения 116-й дивизии заняли исходные позиции для атаки. Дивизия, армия, весь Степной фронт стояли, словно сжа­тые огромной пружиной, готовые обрушиться на врага всей массой огня и стали.

Той ночью готовилась к наступлению и ро­та, в которой служил командир пулеметного от­деления сержант Иван Немцев. Совсем недавно отметил он свое двадцатилетие, но считался воином бывалым, потому что участвовал в боях под Сталинградом, а это говорило о многом.

— Тебе, Ваня, задача такая,— сказал ему командир роты старший лейтенант Иванов,— постарайся засечь огневые точки врага и унич­тожить.

Старшего лейтенанта бойцы любили — ду­шевный был человек. Он понимал, что на вой­не не обойтись без жертв, но старался все де­лать так, чтобы его бойцы не гибли напрасно. Вот и сегодня, в эту звездную августовскую ночь, так хотелось занять старые окопы на передовой позиции. И старшина заметил между прочим: стоит ли мучить людей, им и так се­годня достанется — вон, есть готовые укрытия, разместимся в них.

А комроты, поразмыслив, приказал выдви­нуться на 50-100 метров ближе к противнику и окопаться. Некоторые ворчали, но как прав оказался командир! Утром фашисты начали сильный артиллерийско-минометный огонь по засеченным и пристрелянным старым окопам, где, к сожалению, осталась соседняя рота. Почти никого не осталось от нее, жесток и беспоща­ден был огонь противника, и левый фланг диви­зии оказался оголенным. Вместо двух рот тут фактически действовала теперь одна. Однако подкреплений ждать было неоткуда, а приказ, как и прежде, звал с рассветом только вперед.

Иван Немцев еще затемно сумел обнару­жить три огневые точки противника. Ночью он выдвинул вперед свой «максим», вплотную к переднему краю, и как только начало светать, в упор расстрелял расчеты врага.

В восемь утра в атаку пошла пехота. Фа­шисты снова открыли огонь, заговорили новые пулеметы, которые до того времени таились. Свистели пули, но Немцев не растерялся, а вместе’ с бойцами своего расчета быстро, где ко­роткими перебежками, где по-пластунски, уст­ремился вперед. Сержант решил занять удоб­ную позицию, на которой располагались вра­жеские пулеметчики, уничтоженные им на рас­свете.

И началось единоборство. Кто кого? Фаши­сты пытались торопливыми очередями быстрее покончить с ним. Немцев, в свою очередь, не спешил, стрелял наверняка. Вскоре прекратил огонь один пулемет неприятеля, затем другой. Поняв, что дело совсем плохо, фашисты стали отходить, и тут сержант усилил темп огня, истребив около взвода вражеских солдат.

Когда происходила эта пулеметная дуэль, наши бойцы залегли. Теперь же рота вновь поднялась в атаку. Первая линия вражеской обороны была успешно прорвана.

Быстрота, натиск, внезапность — вот что ве­дет к успеху в бою с опытным противником. Так и старался действовать Иван Немцев. Но­чью он скрытно и почти бесшумно поставил свой пулемет у вражеской траншеи. В тишине, такой непривычной после грохота недавнего боя, Иван отчетливо слышал, как переговари­ваются между собой гитлеровцы, как устанав­ливают пулеметы на новых позициях. Разве могли они предполагать, что рядом с ними уже притаилась их смерть?

Еще не погасли предутренние звезды, как фашисты стали передвигаться по траншее, го­товясь огнем встретить нашу пехоту, и тут не­ожиданно застрочил пулемет — прямо по ним. Свыше 20 солдат было убито, а семеро подняли руки.

А он не знал, что с ними делать. В расчете остался один, остальные — кто ранен, кто убит. И пулемет не бросишь: вот-вот разгорится на­стоящий бой. Хорошо, что увидел знакомого сержанта. Тот был ранен, шел на перевязку.

— Послушай, браток! Возьми этих с собой!

Глядя теперь на удаляющиеся фигуры плен­ных и сержанта, Иван почувствовал облегчение. Начало дню положено хорошее, лишь бы не кончились патроны да не зацепило бы случай­ной пулей.

Впереди слышались разрывы снарядов, выстрелы — там шел бой. Немцев хотел было сменить позицию, но тут раздались автомат­ные очереди сзади. Потом уже выяснилось, что фашисты обошли наши позиции с флангов и, зайдя в тыл, пытались отрезать передовые под­разделения от основных сил полка.

Медлить было нельзя. Немцев развернул свой пулемет, некоторое время раздумывал: как бы не полоснуть по своим. Но нет, он не ошибся — то шли вражеские автоматчики, а чуть подальше фашисты разворачивали бата­рею 75-миллиметровых орудий. Он стиснул зу­бы и старался не волноваться, готовясь к ново­му испытанию.

Он подпустил их метров на 50, когда, каза­лось, добежать до его окопа было делом несколь­ких секунд. Но эти последние метры они пре­одолеть не сумели.

Немцев расстреливал врага в упор — и нельзя было выдержать такой огонь. Захлебну­лась контратака, бросились автоматчики на­зад. А Немцев взял новый прицел: стал бить по орудиям.

Это было удивительно — два часа вражеские артиллеристы не могли стрелять из своих гроз­ных пушек. «Максим» прижал их к земле и заставил лежать, не поднимая головы.

Потом рассказывали: на командный пункт полка прибыл командующий армией генерал Манагаров.

— Что такое? Ничего не пойму, — сказал генерал, наблюдая в бинокль за ходом боя. — Наши где-то впереди, фашисты наступают на них с тыла, кто же их держит?

О подвиге отважного пулеметчика расска­жет генерал-полковник И. М. Манагаров в своей книге много лет спустя, а тогда он приказал выяснить все обстоятельства этого удивитель­ного боя.

Фашисты, раздосадованные неудачей, пыта­лись уничтожить дерзкого пулеметчика. Он истекал кровью, но пулемет работал. Его ра­нило в голову, плетью повисла рука — а он дер­жался и не покидал позицию.

Потом Иван услышал громкое «Ура!», по­нял, что врагу пройти не удалось и потерял сознание. С поля вынесли санитары.

Командир 548-го полка представил бес­страшного комсомольца-пулеметчика к высшей правительственной награде — званию Героя Со­ветского Союза. Это ходатайство поддержали вышестоящие военачальники, в том числе ко­мандующий Степным фронтом генерал армии С. И. Конев. 1 ноября 1943 года был обнародо­ван Указ Президиума Верховного Совета СССР.

А весной сорок четвертого предоставили Ивану Спиридоновичу месячный отпуск, и поехал Герой на свою родину. Особенно вол­нующими были встречи в селе Быстровка, где родился И. Немцев, в Ак-Тюзе, где работал до призыва в армию. Снова и снова приходилось рассказывать ему свою биографию, хотя о чем, собственно, было говорить? Рано лишился роди­телей, воспитывался в Ошском детдоме, там же получил профессию слесаря. С пятнадцати лет уже работал самостоятельно на Джалал- Абадской автобазе, чинил моторы.

Нет, не боялся Иван никакой работы. И за­дание всегда выполнял, и делал все на совесть. Говорили о нем: «Хоть и мал еще, но человек мастеровой. Толк будет».

Молодой, статный, красивый. Иван верил в своп силы. Вот знаний — этого, может быть, и не хватало. А рукам он доверял, и еще хватка у него была особая: все улавливал на ходу, ориентировался быстро.

Когда в марте 1942 года Немцева призвали в армию и послали учиться в полковую школу, его затем не хотели отпускать на фронт.

— Будешь здесь командовать отделением, — сказал начальник школы, казалось, твердо и бесповоротно. — Учить бойцов надо, а повое­вать еще успеешь.

Обидно стало Ивану, и хотя приказ началь­ства обсуждать не положено, начал ходить он по разным инстанциям, писал рапорты один за другим. Наконец, в сентябре 1942 года до­бился своего. А скорее всего обстановка такая сложилась. Рвался враг к Волге, в Сталинграде шли уличные бои, к горам Кавказа подходили фашисты — нужно было остановить гитлеров­ские орды любой ценой.

Все свои силы собирала страна для реши­тельных сражений, лучших сынов направляла па фронт. Там, под Сталинградом, и началась боевая жизнь Ивана Немцева.

А потом были Воронеж, Старый Оскол, Белгород, Харьков, Полтава, Кременчуг. 6 ок­тября 1943 года 116-я стрелковая дивизия нача­ла форсирование Днепра. Немцев, теперь уже старшина роты, отвечал за переброску боепри­пасов на правый берег. Ночью удалось занять небольшой плацдарм, а утром фашисты пошли в атаку. Командира роты тяжело ранило, и старшина взял командование на себя. После этого боя ему было присвоено первое офицер­ское звание — младший лейтенант.

Фронтовые дороги вели Героя Советского Союза Ивана Немцева все дальше на запад. Вот уже полностью освобождена советская зем­ля, паши войска вступили на территорию Румынии. От Бухареста до Будапешта прошел со своей родной дивизией И. Немцев, и после окончания войны из армии не ушел.

Более двенадцати лет прослужил Иван Спи­ридонович в различных частях, а в 1968 го­ду вернулся в родные места, живет во Фрунзе.

А те военные годы — постоянно с ним. Руб­цы на теле, зарубки в душе, — память о боевых товарищах, тех, кто остался лежать на поле боя, и о тех, с кем посчастливилось разделить ра­дость Великой Победы.

Они собираются часто — ветераны 116-й Харьковской дивизии. На Мамаевом Кургане в Волгограде, в Харькове, городе Онуфриевка Кировоградской области, где шли жестокие бои за освобождение правобережной Украины, в Молдавии и Москве. Вспоминают, встречают­ся с местными жителями и нередко слово берет Герой Советского Союза гвардии подполковник И. С. Немцев.

А в его родном селе Быстровка создан исто­рико-краеведческий музей, специальный стенд в нем рассказывает о подвигах знаменитого земляка, именем Героя названа одна из улиц.

Большую, ответственную работу ведет член президиума Фрунзенской секции Советского комитета ветеранов войны, член ЦК ДОСААФ Киргизской ССР Иван Спиридонович Немцев. Ему есть о чем рассказать молодым, которые во всем стараются походить на бесстрашных защитников Родины. Затаив дыхание, слушают будущие воины человека, который сам стал жи­вой легендой, примером беззаветного служения Отчизне.

В. НИКСДОРФ