Николенко Павел Федорович

Павел Федорович Николенко родился в 1918 году в селе Чалдовар Панфиловского района Киргизской ССР. Украинец. Член КПСС. До войны работал бухгалтером колхоза «Кум-Арык». В 1941 году призван на военную службу и зачислен в военно-техническое училище. Гвардии лейтенант, командир стрелковой роты.

После окончания училища П. Ф. Николенко воевал в составе Северо-Западного фронта. Участвовал в бит­ве под Орлом. Героический подвиг совершил 6 октября 1943 года в бою севернее деревни Губино.

За проявленные в этом бою отвагу и мужество П. Ф. Николенко 17 октября 1943 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Его боевые заслуги в годы войны отмечены также орденом Отечественной войны II степени, многими медалями.

Демобилизовавшись по состоянию здоровья, II. Ф. Николенко жил и работал в Пржевальске, а за­тем в Харькове. Умер в 1983 году.

ГВАРДЕЙСКИЙ ПОЧЕРК

…6 октября 1943 года серьезных изменений на фронте не произошло, подбито и уничтоже­но 32 вражеских танка, в воздушных боях и ог­нем зенитной артиллерии сбито 44 самолета противника. Вот, пожалуй, и все. Действитель­но, в этот осенний день в масштабах фронта было относительное затишье. Завершалось под­тягивание к передовой отставших во время стремительного наступления наших войск ты­ловых частей. На следующий день, 7 октября, Красная Армия вновь развернула наступатель­ные бои против немецко-фашистских войск по всему фронту от Витебска до Таманского по­луострова.

И все-таки давайте вернемся в день 6 ок­тября, ибо он, несмотря на свою негероическую будничность, оставил, как и любой из 1418 дней войны, неизгладимый след в летописи Ве­ликой Отечественной, стал неимоверно труд­ным, самоотверженным шагом на пути к По­беде. В этот день один из батальонов 12-го воздушно-десантного стрелкового полка север­нее деревни Губино, на правом берегу Днепра, вступил в неравный бой с превосходящими си­лами противника. Беззаветное мужество, ярость в борьбе с врагом, несгибаемый советский ха­рактер показали в этой смертельной схватке бойцы третьей стрелковой роты под командова­нием гвардии лейтенанта Павла Федоровича Николенко. Они приняли на себя главный удар гитлеровцев, и, несмотря на чувствительные по­тери, выстояли, не отступили.

Боевой опыт, воинское мастерство третьей стрелковой роты, дисциплина, героизм и орга­низованность ее красноармейцев давно уже служили образцом для всего полка. Не случай­но гвардейцы третьей всегда получали от ко­мандования самые ответственные задания и сражались на самых решающих направлениях. Так было, к примеру, и в августе 1943 года при освобождении города Орла. В сложной обста­новке пришлось тогда действовать. Гитлеровцы возвели укрепления на улицах города, мини­ровали и взрывали дома, посадили автоматчи-1 ков в погреба, на чердаки каменных зданий и оказали отчаянное сопротивление. Но с таким бесстрашным, тонко чувствующим обстановку и быстро принимающим решения командиром, как Павел Федорович Николенко, любые труд­ности становились как будто легче. Бойцы ве­рили в своего ротного и готовы были идти за ним в огонь и в воду…

Сколько судеб круто изменила война, сколь­кими распорядилась по своему жестокому ус­мотрению! Думал ли Павел Федорович, рабо­тавший до войны бухгалтером в колхозе, что ему, человеку сугубо мирной профессии, доведется открыть в себе незаурядные способности боевого командира. Нет. Все помыслы молодого колхозного экономиста были тогда направлены на дальнейшее развитие коллективного хозяй­ства, укрепление его экономики. Шла третья пятилетка. Страна вступила в новую полосу развития — завершение строительства социа­листического общества. Принятые накануне войны XVIII съездом ВКП(б) напряженные планы преобразования села вдохновляли на са­моотверженный труд, открывая перед молоды­ми блестящие перспективы для самоутвержде­ния, дерзаний и поиска. Но грянула война, и многим из поколения Павла Федоровича Ни­коленко пришлось отложить свои мирные сози­дательные дела. В суровом 1941 году стал кур­сантом военно-технического училища и Павел Федорович.

В действующую армию молодой офицер пришел с хорошей теоретической подготовкой, в первых же боях он показал и отменные ка­чества практического свойства. Фронтовая био­графия гвардии лейтенанта Николенко тесно переплетена с такими поворотными в истории Великой Отечественной войны событиями, как битва на Курской дуге, где он после жаркого боя в районе станции Поныри стал коммунис­том, навсегда связав свою судьбу с партией Ле­нина; как стремительное, ошеломившее гитле­ровцев форсирование Днепра. Тогда группа бойцов, возглавляемая Николенко, словно вос­петые Пушкиным тридцать сказочных витязей, вышла под ураганным огнем противника из вод Днепра, чтобы закрепиться на правом его берегу.

Словно отблески былых сражений, одна за другой зажигались на груди командира боевые награды — свидетельство его отваги и мужест­ва. Но все это было прелюдией к главному под­вигу, отмеченному высшей наградой Родины — орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда».

Итак, вернемся в день 6 октября 1943 года, который, как свидетельствует летопись войны, не принес на фронт существенных изменений и был отмечен лишь боями местного значения. Какими они были, эти бои, хочется рассказать без прикрас словами наградного листа, подпи­санного командиром 12-го воздушно-десантного гвардейского стрелкового полка гвардии под­полковником Якушенко и переданного 10 ок­тября 1943 года по инстанциям.

«В ожесточенном бою севернее деревни Гу­бино рота лейтенанта Николенко 6 октября 1943 года приняла на себя главный удар чис­ленно превосходящих контрнаступающих гит­леровцев. С возгласом: «За Родину! За мной, вперед!» Николенко повел роту в атаку на вра­га. И гвардейцы, воодушевленные геройским примером своего командира, ринулись в бой. В рукопашной схватке Николенко заколол шты­ком около десяти фашистов. Вражеская атака захлебнулась, на поле боя осталось 32 трупа гитлеровцев. Тогда фашисты решили окружить смельчаков-гвардейцев и начали обходить роту с флангов. В это время вышел из строя комбат, и лейтенант Николенко без колебаний принял на себя командование батальоном. Он лег за станковый пулемет и начал поливать свинцо­вым градом наступающего противника, перево­дя огонь с одного фланга на другой. И на этот раз вражеские ряды дрогнули. В течение трех часов Николенко отразил девять контратак, но не отошел ни на метр. Противник, понеся боль­шие потери, начал поспешно отступать, но Ни­коленко дерзким броском выдвинулся из своих боевых порядков и снова повел батальон на врага.

Своим подвигом тов. Николенко дал воз­можность полку выполнить ответственную бое­вую задачу».

Конечно же, в лаконичные строки наград­ного листа трудно было вместить все детали и подробности смертельной схватки роты крыла­тых пехотинцев с полчищами немецко-фашист­ских захватчиков, но даже в суровой строгости этого подлинного документа войны отчетливо просматривается гвардейский почерк десантни­ков, грудью вставших на защиту Отчизны.

За проявленные мужество и отвагу, умелое руководство личным составом в сложной бое­вой обстановке через одиннадцать дней после того памятного боя гвардии лейтенанту Павлу Федоровичу Николенко Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено зва­ние Героя Советского Союза.

…Так уж получилось, что День Победы Па­вел Федорович встретил в Пржевальске. Тяже­ло раненный в боях под Винницей, он уже не смог продолжать боевой путь вместе со своей воинской частью, но все же оставался в строю: обучал военному делу студентов Пржевальско­го техникума сельского хозяйства, учился сам, вел активную общественную работу, ставшую для него продолжением ратного подвига.

«Я все время среди подрастающего поколе­ния, и в этом вижу смысл жизни. Ибо не уга­сает в моем сердце желание зажигать у нашей смены огонь беспредельной отваги и любви к своей стране, готовности отдать все силы, весь жар своего сердца выполнению труднейших за­даний партии, Родины», — сообщал в одном из писем товарищу по оружию Павел Федорович Николенко.

В этих высоких словах нет и тени самолю­бования. В них — воспитанная партией потреб­ность коммуниста всегда и везде беззаветно и преданно служить людям, до последнего дыха­ния быть верным марксистско-ленинским идеа­лам.

В. ЗАПОЛЬСКИЙ