Пантелеев Гавриил Фролович

Гавриил Фролович Пантелеев родился в 1923 году в селе Гавриловна Сокулукского района Киргизской ССР в крестьянской семье. Русский. Член КПСС. В Со­ветскую Армию призван в 1942 году. Гвардии старший лейтенант, начальник штаба стрелкового батальона.

Боевой путь в Великой Отечественной войне начал на Сталинградском фронте в июле 1942 года, затем вое­вал на Воронежском и Степном фронтах. В боях с гит­леровскими захватчиками Г. Ф. Пантелеев зарекомен­довал себя смелым и отважным воином.

За проявленные храбрость и мужество в боях на подступах к Волге был награжден двумя орденами Красной Звезды и медалью «За оборону Сталинграда».

26 октября 1943 года за форсирование Днепра, ус­пешное закрепление и расширение плацдарма на за­падном берегу и проявленные при этом отвагу и ге­ройство Г. Ф. Пантелееву присвоено звание Героя Со­ветского Союза.

После войны Гавриил Фролович жил в городе Курс­ке, умер в 1979 году.

ДОБЛЕСТЬ И ГЕРОЙСТВО

В комнате боевой славы средней школы се­ла Гавриловна Сокулукского района я прочитал сочинение ученика десятого класса. Сочинение не из лучших по стилистике и грамматике, но оно излучает свет душевной глубины, сыновней любви к родной земле, к Отчизне, человечеству. Есть в этом сочинении такие строчки: «У меня есть имя. Имя не броское — Гавриил, но я гор­жусь им, ибо такое же имя носил Герой Совет­ского Союза мой земляк Гавриил Фролович Пан­телеев. Сейчас, когда мы еще сидим за парта­ми, когда вся наша жизнь — тайна будущего, — кто скажет, кто угадает в нас героев! Но коль грянет время испытаний, пусть Родина и мой народ знают: мы отстоим их…»

13 июня 1944 года в Кремле Михаил Ива­нович Калинин вручил старшему лейтенанту Пантелееву орден Ленина и «Золотую Звезду» Героя Советского Союза. Между этим событием и выпускным вечером десятиклассников в селе Гавриловна 21 июня 1941 года вмещается всего неполных три года. Всего три года! Неизвест­ный миру паренек стал Героем. Подвиг — это, наверное, мгновенный взрыв всех лучших ка­честв человека во имя торжества жизни. Под­виг, геройство. Их ценность не только в дости­жении конкретной цели, порою находящейся за пределами возможностей, но еще и в том не­меркнущем сиянии примера, который озаряет помыслы будущих поколений.

Сверстники Гавриила Фроловича Пантелее­ва, вспоминая о далеком 1941-м, особо подчер­кивают, что тогда, в день, когда грянула вой­на, они вдруг повзрослели, их вчерашние тет­радки показались им далеким детством. Они ринулись в военкоматы. Стояли в очереди, и, за­таив дыхание, говорили неправду военкому, добавляя к своему возрасту год, другой. Пан­телеев от этих ребят ничем не отличался. В те­чение пяти месяцев он обивал пороги военного комиссариата, пока его не направили в Гроз­ненское военно-пехотное училище.

Враг продвигался к Волге, на защиту род­ной земли встали и курсанты военно-пехотного училища. Трое суток разделяли тихие кабине­ты учебного заведения и смертоносные бои. Юные курсанты попали под шквальный обстрел и бомбежки. Казалось, бесконечно длилась пе­рестрелка. Не смолкали вражеские пулеметы. Тогда, наверное, в том первом сражении и преодолел Пантелеев то чувство напряженнос­ти и страха, которое свойственно многим необстрелянным бойцам. Потом было много встреч со смертью, но это уже была фронтовая жизнь, а тот, первый бой — он самый главный: дуэль силы воли и страха.

Враг готовился к броску.

— Стоять насмерть! — пронеслась команда по цепи бойцов, укрывшихся за брустверами. В такие мгновения хочется почему-то вспомнить всю свою жизнь, пусть короткую, но в которой — твои близкие, родные, любимая. Но нет, не получается, мысли путаются, а школьный ро­мантизм и представление о войне перечерки­вает реальность, и в ней ясно видится грань, за которой, возможно, уже тебя не будет.

Они шли черной лавиной под прикрытием танков. 500, 400 метров, 300…

— Огонь!

Один за другим гибли боевые товарищи. У виска пропела вражеская пуля, но, видно, как любил потом повторять Пантелеев,— не судьба. Следующая пуля попала в правую руку. Одна­ко пулемет не смолк. Как это удалось Гаврии­лу, он не мог осознать и позже, в госпитале, но помнил одно — злость, невероятную, нечелове­ческую ненависть к врагу. В том бою его рас­чет уничтожил 120 вражеских солдат и офице­ров. А он, Пантелеев, паренек из далекого кир­гизского села, отмечен был Родиной, награжден орденом Красной Звезды.

Сражение за Волгу продолжалось. Панте­леев вернулся в строй, в роту лейтенанта Сенчило. И новый бой. Гитлеровцы, на этот раз под прикрытием танков, предприняли уже третью атаку. Несколько часов длился бой. Три громадины были подбиты из противотанковых ружей, и вражеская пехота дрогнула. Панте­леев получил серьезное ранение, но не оставил поле боя. За стойкость, выдержку и отвагу ко­мандование представило сержанта Пантелеева ко второму ордену Красной Звезды и назначи­ло его заместителем командира роты.

Когда он вернулся в свою часть после из­лечения, советские войска на Сталинградском фронте перешли в наступление, а затем окру­жили и ликвидировали 330-тысячную армию Паулюса.

18 февраля 1943 года лейтенант Пантелеев был принят кандидатом в члены ВКП(б). В своем заявлении он писал: «Прошу принять меня кандидатом в члены партии. Хочу окон­чательно очистить нашу землю от фашистских захватчиков, будучи коммунистом».

В марте 1943 года за образцовое выполне­ние боевых заданий 72-я стрелковая дивизия, в которой служил Пантелеев, была удостоена звания гвардейской. Вскоре дивизия была переброшена под Белгород и заняла оборони­тельный рубеж в районе Безлюдовки около Се­верного Донца. Здесь Гавриилу Пантелееву было присвоено звание старшего лейтенанта; в июне он стал командиром стрелковой роты, а затем — начальником штаба батальона.

В ночь на 26 сентября 1943 года первый батальон 224-го гвардейского стрелкового пол­ка 72-й гвардейской Красноградской стрелко­вой дивизии вышел к Днепру в районе Старого и Нового Орлика. Там за рекою, в селе Бородаевка, укрепился враг. Седой и медлительный Днепр, казалось, не участвовал в смертельном противоборстве людей. Он величаво нес свои воды, восхищая красотой.

Слова приказа были лаконичны: «Форсиро­вать Днепр на подручных средствах, занять село Бородаевку и выбить противника с высо­ты, господствующей над селом». Начальник штаба батальона Гавриил Пантелеев присту­пил к подготовке операции по форсированию реки, послав на правый берег разведку. Развед­чики не вернулись, и тогда Пантелеев прини­мает решение — разведку осуществить самому. Вот что сказано об этом факте в рапорте ко­мандира 224-го гвардейского стрелкового полка гвардии подполковника Уласовца: «В ночь на 26 сентября 1943 года старший лейтенант Пан­телеев перебрался на правый берег реки Днепр, разведал местность для накопления сил ба­тальона. При штурме деревни Бородаевка пер­вым бросился в деревню и с криком «Ура!» по­вел батальон на взятие высоты. Лично уничто­жил гранатами две огневые точки противника, где находилось 14 гитлеровцев, захватил два вражеских пулемета и пленил шесть солдат. При отражении контратаки проявил доблесть и геройство, воодушевил своим примером бойцов и командиров на стойкость и бесстрашие.

Лично в боевых порядках рот участвовал в отражении восьми контратак противника, был ранен, но продолжал вести бой…»

…До вражеских траншей оставались счи­танные метры. И каждый шаг контролировала смерть. Но бойцы не останавливались. Прекра­щали натиск лишь те, кого прошивали вражес­кие пули. Вот упал командир батальона, и Пан­телеев принял командование. Он первым вор­вался на позиции противника, за ним — весь батальон.

Он таким и остался навсегда в памяти всех бойцов, кто мчался за ним следом в стан врага: с вскинутой вверх и вперед рукой, с раскры­тым в возгласе ртом— «Вперед! За Родину!»

Вражеская мина взорвалась у ног отважно­го командира, словно поставила точку. Но он выжил!

Ровно через месяц Михаил Иванович Кали­нин пожал руку Герою Советского Союза Гав­риилу Фроловичу Пантелееву.

Затем были госпитали Харькова, Ташкента, Алма-Аты, Фрунзе.

К сожалению, люди не вечны, но их под­виг и пример — бессмертны. Вот о чем дума­лось мне, когда я читал сочинение школьника в селе Гавриловна Сокулукского района, на ро­дине Гавриила Пантелеева.

Г. БЕЛОКОНЬ