Пономарев Павел Сергеевич

Павел Сергеевич Пономарев родился в 1924 году селе Беловодское Московского района Киргизской ССР. Русский. Член КПСС. В ряды Советской Армии приз­ван в январе 1943 года. Старший сержант. Наводчик орудия.

В боях Великой Отечественной войны участвовал с сентября 1943 года и до конца войны в составе 2-го Украинского фронта. Первое боевое крещение полу­чил при удержании плацдарма на правом берегу реки Днепр.

Советское правительство высоко оценило подвиги и отвагу Павла Сергеевича Пономарева в боях с немец­ко-фашистскими захватчиками. Он был награжден ор­денами Красного Знамени, Отечественной войны I сте­пени. 22 февраля 1944 года ему присвоено звание Ге­роя Советского Союза.

Ныне Герой на заслуженном отдыхе, живет в горо­де Ташкенте.

ПОЕДИНОК НА ПЛАЦДАРМЕ

Ему было 17 лет, когда началась величай­шая схватка между разумом и мракобесием, культурой и варварством, светом и тьмой. Вскоре он окончил ФЗУ и стал работать об­вальщиком колбасного цеха Фрунзенского мя­сокомбината. В вечернее время посещал курсы связистов Осоавиахима.

С фронта поступали нерадостные вести. Враг, хотя и нес большие потери, но продол­жал рваться к Москве, Ленинграду. В январе сорок второго ушли на фронт отец и старший брат. Решил тогда Павел, что и ему пора взять оружие в руки.

В военкомате преклонных лет офицер вы­слушал Павла Пономарева, а затем вежливо и внушительно сказал:

— Мне понятны ваши стремления, молодой человек, потому что и сам рвусь на фронт. Но меня, старого, опытного офицера, командование не отпускает: мол, я здесь нужнее. То же са­мое я хочу сказать и Вам. На мясокомбинате не хватает рабочих рук, а солдат на фронте дол­жен быть сытым и тепло одетым. Идите, рабо­тайте, да так, как сражается солдат на фронте, это и будет вашим вкладом в скорейший раз­гром врага. Придет время, обязательно учтем вашу просьбу.

После этого Павел уже никуда не обращал­ся, трудился изо всех сил и ждал своего часа.

И вот он настал, этот час. 8 января 1943 года Фрунзенский горвоенкомат вручил Павлу Сергеевичу Пономареву долгожданную повест­ку и направил в Алма-Атинское минометное училище. Понимая, что храбрость и ненависть к врагу не заменят знаний, он настойчиво изучал тонкости военного дела.

В начале августа, не окончив училища, Па­вел в составе группы курсантов прибыл на станцию Отрожка Воронежской области и был определен наводчиком 45-миллиметрового про­тивотанкового орудия в 307-й стрелковый полк 110-й гвардейской стрелковой дивизии. Через несколько дней поступил приказ выступить на фронт и преследовать отступающего к Днепру противника, лишив его возможности занять вы­годные для обороны рубежи и закрепиться на них.

У Павла Пономарева началась фронтовая жизнь. Ломая сопротивление врага, дивизия настойчиво продвигалась к Днепру через руины сожженных деревень и сел, на месте которых чернели над пепелищами прокопченные трубы, то тут, то там виднелись выгоревшие нивы… В неистовой злобе враг оставлял за собой мерт­вую, выжженную землю.

      Лютой ненавистью к фашистским захватчи­кам переполнялось сердце Павла, не покидало желание как можно скорее отомстить им за му­ки Отчизны, за кровь советских людей, за отца, павшего смертью храбрых на Курской дуге.

С боями продвигаясь на запад, 30 сентября 1943 года передовой отряд вышел к Днепру в районе Куцеволовки, находящейся южнее Кременчуга. Никогда, видно, не бывал так гро­зен Днепр, над черной гладью которого постоян­но висели фашистские стервятники, вспыхи­вали осветительные ракеты, а лучи прожек­торов метались по берегу и глади реки, выиски­вая места возможных переправ. Днепр, каза­лось, кипел от гулко бухающих разрывов бомб, снарядов и мин.

Отряд с ходу форсировал реку на участке, где, с точки зрения фашистского командования, русские не могли иметь абсолютно никаких шансов на успех. Захваченный небольшой плац­дарм на правом берегу имел важное стратеги­ческое значение и был своеобразным трампли­ном для дальнейшего наступления наших войск.

Понимая это, обескураженный противник, стремясь не допустить переброски подкрепле­ния, усиленно бомбил и обстреливал места воз­можной переправы, а в район плацдарма стяги­вал пехоту и танки.

Командование дивизии решило отправить на плацдарм противотанковую артиллерию. Но из-за плотности огня первые попытки успеха не имели. Чтобы отвлечь внимание врага от де­сантной артиллерийской группы, командир пол­ка организовал ложную переправу, которая и приняла на себя основной артиллерийско-мино­метный огонь противника.

А в это время в ночи, уплотненной серой пеленой тумана, севернее ложной переправы на левом берету Днепра чуть слышно раздалась команда: «Вперед!» От берега отчалили паро­мы с противотанковыми орудиями и расчеты на плотах, изготовленных из бревен, сухого кре­стьянского плетня и лозы. На одном из плотов находился Павел Пономарев.

Как выяснилось позже, во время форсирова­ния артиллеристы не потеряли ни одного чело­века. Трудно сказать, каким чудом ни осколки снарядов, ни пули, тысячами проносившиеся над рекой, не задели переправлявшихся бойцов. До берега паром не дошел, сел на мель. Артил­леристы на руках вынесли пушки и боеприпасы на полого уходящий вверх берег. Пехотинцы с плацдарма помогали им преодолеть крутизну берега и устанавливать пушки на боевых пози­циях.

Вскоре наступил рассвет. Десантная группа, приняв артиллерийское подкрепление, решила расширить плацдарм и утром пошла в атаку, но была прижата к земле огнем крупнокалибер­ного пулемета. Наводчик орудия Павел Понома» рев первыми же выстрелами уничтожил огне­вую точку противника и расчет, следуя в бое­вых порядках пехоты, помог ей закрепиться на более выгодных рубежах.

Надеясь стремительным ударом смять за­щитников плацдарма, фашисты в этот же день бросили против них танки, следом за которыми двигались автоматчики. Павел первыми тремя выстрелами подбил автомашину с вражеской пехотой, затем поджег танк. Атака была отби­та, и теперь десантная группа пошла в наступ­ление, захватила село Куцеволовка и создала условия для переброски на плацдарм основных сил полка. За проявленную отвагу в этих боях позже комсомолец Павел Пономарев был на­гражден орденом Отечественной войны II сте­пени.

Сражения за маленький клочок земли с каждым часом разрастались все сильнее…? ок­тября, в минуты передышки между боями, ког­да артиллеристы приводили в порядок свою тех­нику, с наблюдательного пункта поступило сообщение: «Под прикрытием танков на пози­ции движется более батальона вражеской пе­хоты» .

И сразу последовала команда командира расчета Петра Казакова: «По местам! Пригото­виться к бою…» Не успел он отдать свой приказ, как осколок мины сразил его. Командование принял на себя Павел Пономарев. Танки и вра­жеская пехота между тем двигались на позиции стрелкового батальона. Ящечный Федосенко стал считать:

— Один, два, три… десять танков.

— Врага в бою не считают, а бьют,— вну­шительно сказал Павел, продолжая спокойно наблюдать за приближающимися танками и вражеской пехотой, ведущими огонь по пози­циям штурмовой группы.

Решительные и инициативные действия, спокойствие командира передались бойцам рас­чета. Они стали действовать слаженно и споро, готовясь к схватке, исход которой может быть решен в секунды. Земля содрогалась от разры­вов мин и снарядов, ни на минуту не умолкал треск автоматных очередей. Густыми цепями двигался враг, но Павел команды не подавал. Все взвешивал и ждал…

— По пехоте. Шрапнелью… Огонь! — нако­нец скомандовал он.

Вражеская пехота залегла. Танки же мед­ленно продолжали двигаться вперед и вести огонь. Вот уже невооруженным глазом было видно, как сверкают отшлифованные травой и землей траки головной машины. Павел принимает решение: пока танки не обнаружили их позиций, подпустить вражеские машины ближе и первым снарядом уничтожить голов­ной танк, в котором, видимо, находится ко­мандир. Это хотя бы на короткое время внесет замешательство, приостановит продвижение танков, что даст возможность выкатить орудие

из укрытия и вести огонь по врагу прямой на­водкой. ‘

Оставляя за собой клубы дыма и пыли, тан­ки подходили все ближе и ближе. Пора, опре­делил Павел, и отдал команду…

Словно звездочка вспыхнула на мгновение и погасла «точка попадания». Бронированное чудовище замерло, а вслед за этим задымилось. Ошеломленные таким оборотом дел остальные танки, замедлив ход, стволами орудий стали выискивать укрытие артиллеристов.

Коротким замешательством воспользовались пушкари. Презрев опасность, они выкатили ору­дие из укрытия, и, ловя в перекрестие прицела уязвимые места танков, били по ним прямой наводкой.

Грохнувшие один за другим выстрелы по­пали в борт разворачивающегося в их сторону танка, он замер, а через какие-то секунды взор­вался. Третий танк выкинул вперед извиваю­щуюся змеей перебитую гусеницу, отчего стре­мительно развернулся влево, подставив свой правый бок. Очередные снаряды Павел послал в мотор, и танк вспыхнул огромным факелом.

Вот уже три танка замерло на поле боя. Стройные до этого цепи автоматчиков наруши­лись, а затем вместе с неподбитыми танками повернули назад.

Танковая атака захлебнулась. Выдержав на­тиск врага и обратив его в бегство, вперед устремились пехотинцы, а вместе с ними и артиллеристы. На плацдарм прибывало под­крепление и силы становились все мощнее.

Продвигаясь с боями на запад, 110-я овла­дела рядом населенных пунктов, захватила большие трофеи, взяла в плен сотни гитлеров­цев. За освобождение города Александрия гвар­дейской дивизии присвоили почетное наименование Александрийской.

Расчет Павла Пономарева, сражаясь на танкоопасных направлениях, продвигался вместе с пехотой вперед, на запад. Частенько приходилось на руках тянуть пушку, увязая по колено в грязи, а затем, выбиваясь из пос­ледних сил, сооружать новые огневые позиции и вступать в бой. Но никто не роптал. Знали, как нужен их ратный труд пехоте, как ждут их измученные люди на временно оккупированной территории многострадальной Украины.

В одном из боев на этих до неузнаваемости изъезженных, избитых, израненных воронками дорогах Павел Пономарев 26 октября 1943 года был ранен в обе ноги и попал в полевой госпи­таль под Полтавой. Здесь он узнал, что Ука­зом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года ему присвоено звание Героя Советского Союза.

Молодой, крепкий организм быстро справил­ся с ранениями. Но не удалось ему тогда вер­нуться в свою родную гвардейскую дивизию. Ушла она далеко на запад. Направили в 147-й запасной стрелковый полк, находившийся в Кировограде. Командир полка поздравил Павла с высокой наградой и попросил рассказать о совершенном подвиге тем, кто только готовится пополнить ряды фронтовиков.

Уселись солдаты и офицеры на лужайке. Ждали интересного, захватывающего рассказа. А Павел вышел и сказал:

— Сражаясь с комсомольским билетом на груди, мы, как и вы, не о наградах думали… После форсирования Днепра пошли на нас автоматчики и танки. Приказано было остано­вить врага. Мы подбили несколько танков, уничтожили много живой силы противника. Враг был остановлен и обращен в бегство. Плацдарм удержали, дали возможность пере­правиться свежим силам и пошли в наступле­ние. Родина оценила это как подвиг. Вот и все.

Пришлось командиру полка добавлять к сказанному Пономаревым следующее:

— Чтобы яснее представить смысл совер­шенного подвига Героем, следует понять, что надо иметь отчаянную смелость и железные нервы, чтобы на виду у врага выкатить орудие на открытое место и вступить в бой с брониро­ванными машинами. Ведь не сразу удается под­жечь танк, не всякое попадание для него «смер­тельно». В то же время, чтобы вывести из строя пушкарей, совсем не обязательно прямое попа­дание, достаточно снаряду взорваться побли­зости. А если артиллеристам промедлить секун­ды — гусеницы танка раздавят их. Вот за что Павлу Пономареву присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

А затем, уже обращаясь к Павлу, командир полка сказал:

— Спасибо, Герой, за мужество и храбрость. В Алма-Ате Вы не успели закончить военное училище. Настало время продолжить учебу. Направляем Вас в Ташкентское пехотное учи­лище имени В. И. Ленина.

Здесь, в стенах военного пехотного училища, когда кругом цвели сады, и встретил Павел Сергеевич Пономарев День Победы, в прибли­жение которого он вложил немало ратного сол­датского труда.

В конце 1946 года лейтенант Пономарев был демобилизован из рядов Советской Армии, но и до сих пор Герой войны, коммунист остается в строю, активно участвует в трудовой и общест­венной жизни. За безупречную работу в систе­ме Министерства торговли Узбекской ССР П. С. Пономарев награжден медалью «За доблестный труд», Почетной грамотой Верховного Совета Узбекской ССР. Бережно хранит он несколько грамот военкомата, которыми отмечена его дея­тельность по военно-патриотическому воспита­нию молодежи.

В. СУРИН