Сухов Василий Иванович

Василий Иванович Сухов родился в 1910 году в семье крестьянина в селе Барановка Змеиногорского района Алтайского края. Русский. Член КПСС. С 1928 года жил в Джеты-Огузском районе Киргизской ССР. В 1932 году призван на действительную службу в ря­ды Советской Армии. После действительной службы в 1936 году вернулся домой. В 1939 году снова ушел в ряды Советской Армии. Командир батальона, капи­тан.

В годы Великой Отечественной войны участвовал в боях на Центральном, Брянском, 1-м Белорусском фронтах. Дважды был ранен, но возвращался в строй. Его мужество и отвага, проявленные в боях, отмечены орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды.

27 февраля 1945 года за бесстрашие и геройство, неукротимую волю к победе Василию Ивановичу Сухо­ву присвоено звание Героя Советского Союза пос­мертно.

ИМЯ ЕГО БЕССМЕРТНО

В сентябре 1942 года на имя Матрены Андреевны Суховой, проживающей в селе Пок­ровка Джеты-Огузского района, пришло пись­мо. «От кого бы это?» — всматривалась она в чужой, незнакомый почерк.

Самой большой радостью для Матрены Анд­реевны были короткие весточки с фронта от мужа. Солдатские треугольники приходили один, а иногда и два раза в месяц. Муж Мат­рены Андреевны, Василий Иванович Сухов, пи­сал немногословно: «Бьем фашистов, гоним с нашей земли. Жив, здоров. Особых изменений у меня нет. Как растет дочурка? Очень хоте­лось бы всех вас видеть…»

В середине сорок второго года писем от Су­хова вовсе не стало. И вдруг этот конверт с незнакомым почерком…

Матрена Андреевна положила его перед со­бой и внимательно вглядывалась в ровные строчки. Страшные мысли лезли в голову. «Нет, не может этого быть!» Наконец реши­лась. Осторожно отрезала краешек конверта и вынула сложенный вдвое небольшой лист. Тут же начала читать: «Матрена Андреевна, пишет Вам товарищ Василия из госпиталя…»

После этих слов в глазах у нее потемнело, тупая боль отдалась в сердце… Прошли секун­ды, а может быть и минуты, пока она снова пришла в себя. Стала читать дальше: «Не вол­нуйтесь, он жив, только ранен в руку и пока не может писать…»

Матрена Андреевна чуть было не разрыда­лась, но сдержала себя и тихо произнесла: «Боже мой, как я напугалась!»

Спустя некоторое время от Василия пришла весточка из города Чирчик Ташкентской об­ласти. Он писал, что был ранен, а после изле­чения направлен на курсы повышения боевой подготовки офицерского состава. И что за фор­сирование Днепра получил орден Отечествен­ной войны II степени.

А вот как это было. Гитлеровцы любой це­ной пытались удержать город Севск, сосредо­точив здесь большие ударные силы. На подсту­пах к городу для прикрытия главных сил, за­нимавших круговую оборону, противник вы­ставил мощные заслоны. Бойцам стрелкового батальона, в состав которого входила рота Су­хова, довелось участвовать в ликвидации од­ного из таких заслонов.

Командир роты Сухов был уверен в успехе боя. Где бы он ни появлялся, старался подбод­рить своих бойцов и младших командиров: «Бить фашистов пойдем сразу же, как только отстреляются наши «катюши».

Первая атака — и гитлеровцы попятились. Сухов шел впереди наступающих. Жгучая боль обожгла ему плечо. Бежавший рядом боец крикнул: «Товарищ командир, у вас на рукаве кровь!» Для размышлений не было времени. Командир роты, превозмогая боль, крикнул: «За мной!»

Бой длился еще долго. Севск был освобож­ден. После этого ожесточенного сражения 60-я стрелковая дивизия получила наименование Севской. Путь ее лежал к Днепру, а даль­ше — на Ковель, Варшаву.

Вместе с дивизией трудными дорогами вой­ны шел и капитан Сухов, командовавший в то время уже стрелковым батальоном. Он участ­вовал в освобождении более восьмидесяти го­родов и других населенных пунктов России, Украины, Белоруссии, Польши, форсировал ре­ки Десну, Днепр, Снов, Западный Буг.

Шла осень 1944 года. Тяжелые кровопро­литные бои завязались на подступах к столице Польши. Гитлеровское командование пере­бросило на Варшавское направление большую группу войск с запада, создало на этом участ­ке фронта сильно укрепленные оборонительные рубежи. Это были сплошные траншеи, дзоты, проволочные заграждения и минные поля.

На пути наших войск к Варшаве была Висла.

Перед стрелковым батальоном, которым ко­мандовал капитан Сухов, поставили задачу чрезвычайной важности: под прикрытием ар­тиллерийского огня форсировать Вислу, выбить гитлеровцев из прибрежных укреплений и обеспечить переправу основных сил дивизии..

Взвесив все обстоятельства предстоящей операции, Сухов обратился к командиру полка подполковнику Осыко с просьбой разрешить ему лично идти во главе разведывательной группы.

— Вполне согласен с твоим решением, Ва­силий Иванович,— спокойным тоном начал ко­мандир полка,— не могу отрицать и того, что командир должен быть там, где труднее. Но учти — у тебя задача будет куда посложнее. А потому оставайся на своем посту.

Покинув блиндаж, где располагался штаб полка, капитан Сухов заторопился в сторону саперной роты. Решение принял окончатель­ное: послать в разведку ее командира, старше­го лейтенанта Паршина. С ним все и обгово­рили.

Сухов и Паршин понимали друг друга с по­луслова. Ни первый, ни второй не знали тогда, да и не могли знать, каким сложным окажется путь разведчиков в расположение фашистов, которые беспрерывно вели наблюдение за ма­лейшими продвижениями наших войск, откры­вали сильный огонь из пулеметов и автоматов, как только наши бойцы устремлялись в их сто­рону.

Старший лейтенант Паршин дождался ночи и под ее покровом перебрался с небольшой группой бойцов на противоположный берег Вислы.

Сообщений разведки с нетерпением ждал комбат Сухов. Он хорошо понимал: от того, как справится с заданием старший лейтенант Паршин, зависел дальнейший успех намечен­ной операции. Время тянулось медленно. Капи­тан Сухов перебирал в мыслях события минув­шего дня. В памяти всплыл последний разговор с командиром полка.

— На тебя, Сухов, возлагаю большие на­дежды. Бойцы твоего батальона будут первы­ми, кто откроет путь стремительным действиям нашего полка,— сказал тогда подполковник Осыко.

Только сейчас осознал Сухов всю сложность сложившейся обстановки. Переправа будет от­ветственным для него экзаменом. «Почему он так долго не возвращается?» — не переставал волноваться за Паршина комбат.

Где-то к утру ему доложили, что разведка возвратилась.

Сухов прервал доклад Паршина и попросил его сверить данные разведки по карте. На ней уже были помечены огневые точки, оборони­тельные сооружения.

Полученные разведданные ускорили дейст­вия батальона. Сухов, не медля ни одной мину­ты, собрал командиров рот, каждому опреде­лил свое место в выполнении операции по зах­вату плацдарма на противоположном берегу. За собой оставил ударную группу, которая должна была действовать в центре наступаю­щих.

Первое января 1945 года. Как только нас­тупили сумерки, батальон капитана Сухова на­чал переправу на западный берег Вислы. Ком­бат действовал в тесном контакте с саперами и разведчиками. Быстро были проделаны про­ходы в минном поле. Не успели снять прово­лочные заграждения, как в небо поднялось множество осветительных ракет. Фашисты отк­рыли по наступающим беспорядочный ружей­но-пулеметный огонь. Замешательством гитле­ровцев воспользовался опытный командир. Подтянув к западному берегу основные силы, он поднял бойцов в атаку. Батальон захватил первую линию обороны противника.

В ночной стычке с врагом комбат был ра­нен, но и после этого продолжал руководить боем.

Два дня батальон Сухова удерживал плац­дарм, создав таким образом условия для переб­роски на противоположный берег Вислы све­жих сил. Преследуя врага, части 60-й стрелко­вой дивизии вскоре овладели населенными пунктами Вышегруд, Сады Польские, Казун, Бромберг, Накаль, Влоцлавок и вплотную по­дошли к границам Германии.

Вскоре капитан Сухов получил новый при­каз: готовить личный состав батальона к штурму фашистской крепости Шнайдемюль. В пей было сосредоточено несколько отборных воинских частей: мотополк, два пулеметных батальона, учебный артиллерийский полк, ди­визион штурмовых орудий — всего более деся­ти тысяч человек. Гарнизону крепости была предложена безоговорочная капитуляция, но фашисты ее не приняли.

Обо всем этом капитан Сухов узнал в штабе полка перед началом ликвидации вражеской группировки. Его батальону было приказано выступить сразу же, как закончится артпод­готовка.

Утро 7 февраля 1945 года выдалось холод­ным, пасмурным. Бойцы батальона, заняв ис­ходные позиции, ждали последних указаний командиров. Вскоре тишину разорвал неисто­вый свист тяжелых артиллерийских снарядов. Все кругом загрохотало, задымило. Над городом и крепостью поднялись черные облака от сотен взрывов.

Ровно час продолжалась артподготовка, а когда все утихло, к стенам города одна за дру­гой пошли цепи наступающих. Начался штурм крепости. Батальон капитана Сухова в числе первых ворвался в город. Преградой на пути наступающих встал завод Штатберг, вокруг которого гитлеровцы возвели мощные железо­бетонные укрепления, рассчитанные на дли­тельную оборону.

Несколько раз капитан Сухов поднимал своих бойцов, пытаясь прорваться на террито­рию завода, но фашистские пулеметчики, за­севшие рядом в трехэтажном доме, поливали бойцов непрерывным свинцовым дождем. И тогда комбат приказал солдату Григорию Бурде, выследив пулеметное гнездо врага, пробраться в тыл и забросать его гранатами. Вскоре там раздались взрывы.

Успех операции теперь зависел от реши­тельных действий командира. По цепи прока­тилась команда: «Приготовиться к штурму!» Выждав еще момент, капитан Сухов поднялся во весь рост и что было силы крикнул: «За Родину! Батальон, за мной!» Бросок был дерз­ким. Мощное «Ура!» неслось над цепью насту­пающих. Кроме батальона Сухова в бой всту­пили другие подразделения полка. Этот натиск враг уже не мог сдержать.

В разгар атаки, когда исход боя был уже предрешен, вражеская пуля сразила отважно­го командира. Жизнь Сухова оборвалась, когда ему было 35 лет, а до Победы оставалось ка­ких-то три месяца.

Отдав последние воинские почести, бойцы похоронили своего бесстрашного командира на окраине города-крепости Шнайдемюль. Родина высоко оценила подвиг капитана В. И. Сухова. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 февраля 1945 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны польские патриоты перенесли останки воина-киргизстанца Героя Советского Союза капитана В. И. Сухова в город Модлин и захоронили их в братской могиле вместе с бойцами и офицерами Войска Польского, сра­жавшимися в одном строю против фашистских оккупантов. Павшим советским и польским воинам здесь воздвигнут памятник. Сюда час­то приходят люди старшего поколения, моло­дежь, чтобы поклониться великому подвигу тех, кто защитил человечество от фашистского рабства.

Л. ГРОМАДСКИЙ